alfavit-strahovanie.ru - портал о красоте
Недавно опубликованное:
1. Как пережить увольнение с работы психология общения (15.10.2018)
2. Раздел совместно нажитого имущества в гражданском браке (13.10.2018)
3. Католическое Рождество 2017: рецепты на праздник с фото (11.10.2018)
4. Рецепты из яблок (9.10.2018)
5. Что такое поплин (7.10.2018)
6. Как выбрать сушильную машину (5.10.2018)
7. Как начертить окружность без циркуля (3.10.2018)
8. Расчет ЕНВД, как считать ЕНВД (1.10.2018)
9. Как сделать спа (29.9.2018)
10. Весь вечер на манеже (27.9.2018)

> Перейти на ГЛАВНУЮ

Что нужно знать, обучая ребенка иностранному языку

Опубликовано: 15.12.2015

Что нужно знать, обучая ребенка иностранному языку

Принцессу нагорошине. Другой немаловажный аспект феномена регрессии после акта редукции нарушение целостности объекта, чтобы вписать физический объект большого размера в пространство своего инфантильного мировосприятия и, следовательно, ликвидации первоначальной функции словаря, квазисловарю необходимо придать гламурный, завлекательный, цветастый и карнавальный облик поэтому в название попадут определения самые важные, самые нужные, самые употребительные, самые главные, самые лучшие шестьсот шесть букв английского языка. При регрессии происходит разрушение содержания изначально функционального единого академического словаря редукция функции влечет за собойгламуризацию, гиперболизацию, амплификацию, карнавализацию, лубочность иинфантилизацию формы, в этом сутьфеномена регрессии как психологической защиты. ЧАСТЬ ЧТО ТАКОЕ ЗНАТЬ СЛОВОКакой смысл и какое содержание вкладывают наивные лингвисты в свое выражение знать слово и знать язык. Очевидно, точно такие же содержание исмысл, какие они вкладывают в остальные бытовые словосочетания со словомзнать. Ты знаешь, сколько ему лет. Ты знаешь, какого цвета снег Я знаю, сколько будет дважды два Язнаю, что слон велик Я знаю, что луна нанебе и т. еобывательское значение знать владеть знанием о чемлибоне изменяющимся, статичном, шаблонном и абсолютном. Относительность исключается наивным лингвистом как таковая пробез относительность вообще лучше промолчать. Поэтому знать слово в понятийном аппарате наивного лингвиста это примерно знать буквы, из которых слово состоит примерно знать произношение слова, не брезгуя псевдотранскрипцией написанной русскими буквами, например ворк, или уорк, иливёрк, или увёрк, или уёрк, или уёк, или вок, или уок, или знать. ОДИН перевод слова, два и более переводов у одного слова быть не может, потому что одно слово одно значение, и точка.

В реальности не в той, которая придуманная в головах наивных лингвистов люди, включая и самих наивных лингвистов, общаются и обмениваются информацией, используя слова лишь в качестве знаков сигналов, смысл и значение семантика которых появляются лишь в конкретной ситуации их употребления, т. Вне контекста услов нет значений. есам контекст как самостоятельная и самодостаточная структура назначает словам смыслы, но не наоборот. Именно неспособность наивных лингвистов воспринимать реальность нестолько глазами, а сколько своим интеллектом, и выталкивает их на периферию примитивных и инфантильных форм взаимодействия с предметной действительностью, примером которой является примитивизация и инфантилизация словарей, что, кстати, есть хороший бизнес. На самом деле мы знаем не слова, а контексты и смысловые структуры, которые всвою очередь назначают словам, слово сочетаниям, порядку слов и т. соответствующие коммуникативные функции чтолибо означать, т. есмысл заложен нев слове, а в коммуникативных структурах. Наивный лингвист глазами видит, что фразы разбиты на слова, из чего делает вывод, что смысл заключен в словах. Но, странное дело на первый взгляд, почему по мнению наивных лингвистов смысл спрятался именно в словах, а не в буквах, или порядке слов, или окончаниях, или запятых, илиинтонации, или ударении, или контексте. Ответ прост потомучто между словами пробелы больше и статичнее, чем между буквами буквы закреплены алфавитом и количество букв известно и конечно визуальный пробел между предложениями такой же, что и междусловами, но слово по сравнению с предложением монолитно ицельно а интонацию и ударение не то чтобы графически сложно изображать, их вообще сложно себе представить. В пользу слов как носителей смысла также говорит тот факт, что иногда фразы с законченным смыслом коммуникативной функцией в русском языке могут совпадать со словами. Выводвыбор наивных лингвистов пал на слово, потому что слово всравнении с другими компонентами речи имеет больше визуальных не изменяющихся, статичных и шаблонных характеристик пробел. ЧАСТЬ СКОЛЬКО СЛОВ НУЖНО ЗНАТЬНАИВНОМУ ЛИНГВИСТУКак вы уже догадались, нужно знать не сами слова, а смысловые функции, которые могут актуализиро ваться словами, слово сочетаниями, грамматическими формами, порядком слов, интонацией и всеми остальными языковыми средствами инвентарем. Следовательно, если смысловая функция равна слову, тогда наивный лингвист видит смысл учить собственно слово, и следовательно, выделяет слово из всего языкового фона.

Но такое равенство смысловой функции ислова случается редко всловах терминах, окказионализмах, неологизмах и других словах и выражениях созданныхдля какихлибо узких и специальных случаев.

Но такое равенство смысловой функции ислова случается редко всловах терминах, окказионализмах, неологизмах и других словах и выражениях созданныхдля какихлибо узких и специальных случаев

Например, слово образованное стяжением основ слов и, имеет болееменее ограниченное смысловоеконтекстуальное функционирование и теоретически может попасть в словарь самых важных словнаивного лингвиста, но не попадет, потому что оно не частое, и поэтому ненужное наивному лингвисту. Парадоксальным образом, мегачастотное слово тоже не попадет в словарь самых важных словнаивного лингвиста, потому что это лишь грамматическая формаслова а в словарь идут только слова, а неграмматика у слова. ТАК МНОГО значений и переводов, что его нереально до бессмысленности заносить в список самыхсамых слов. Следовательно, наивный лингвист, чтобы успокоиться, ограничится только словами, которые удовлетворяют следующим требованиям слово расхожее и бытовое слово может визуализироваться, т. его можно изобразить на картинке, т. елюбые слова абстрактного значения, типаконгруэнтный или функция идут мимо, а вот слова яблоко, тыква, тарелка, стол и т. ппопадают всловарь самых настоящих слов самых верных друзей наивного лингвиста. Что касается вопроса. Сколько нужно знать слов, чтобы свободно общаться на иностранном языке, то наивные лингвисты уже и себе и всем остальным ответили, сами спросили, и сами ответили.

В этом же и есть проявление актуализация феномена эгоцентризма, эгоцентрической речи, типичнойдля любой эгоцентрической формы коммуникации хоть детей, хотьвзрослых в состоянии регрессии, когда задающему вопрос эгоцентрику абсолютно не нужен ответ взрослого в случае ребенка иили специалистав случае наивного лингвиста по той простой причине, что внутренне ответ ужеимеется, даже так сперва есть инфантильный ответ, а к нему прикручивается вопрос, который, собственно, и вербализуется лишь как форма контакта с большим и непостижимым миром отрицающих взрослых. Аналогично, маленькие дети подбегают ксвоим родителям, спрашивают, почему луна на небе, и не дожидаясь ответа, убегают, потому что они и так знают ответ.

В этом же и есть проявление актуализация феномена эгоцентризма, эгоцентрической речи, типичнойдля любой эгоцентрической формы коммуникации хоть детей, хотьвзрослых в состоянии регрессии, когда задающему вопрос эгоцентрику абсолютно не нужен ответ взрослого в случае ребенка иили специалистав случае наивного лингвиста по той простой причине, что внутренне ответ ужеимеется, даже так сперва есть инфантильный ответ, а к нему прикручивается вопрос, который, собственно, и вербализуется лишь как форма контакта с большим и непостижимым миром отрицающих взрослых

Оставить комментарий:

 

Для того чтобы оставлять комментарии, необходимо Зарегистрироваться

2016 (c). связь с нами